Бой Бивола за первый титул входит в тройку самых сложных в карьере Лучникова

Известный российский катмен Дмитрий Лучников работает на всех турнирах России с громкими вывесками и готовит боксеров и бойцов ММА к выходу на бой, а его работа во время поединка играет огромную роль. Грамотный катмен купирует даже опасные травмы, которые у зрителей вызывают ужас.

В интервью блогу RCC Дмитрий рассказал, как познакомился с Пакьяо, как изучал его бинты в номере отеля и сколько зарабатывают катмены.

Вытащил тейпы Пакьяо из мусорного ведра, а через десять лет открыл свою школу катманов, изображение №1

 

— В двух словах объясните суть вашей работы. Можно вас назвать врачом?

 

— Катмена нельзя назвать врачом, потому что он не лечит человека, он купирует раны на короткое время и сохраняет функциональность спортсмена. На все это дается одна минута между раундами.

— Назовите несколько боев, которые были самыми сложными в вашей практике?

— Бой Юрия Нужненко против Ирвинга Гарсия. Девять самостоятельных травм, шесть рассечений, три гематомы. Гематомы были под левым и правым глазом и в височной области. Это было началом моей карьеры.

Вытащил тейпы Пакьяо из мусорного ведра, а через десять лет открыл свою школу катманов, изображение №2

 

Фото - личная страница Дмитрия Лучникова в Вконтакте

 

Еще один бой был между Дмитрием Биволом и Салливаном Баррера. У Димы было глубокое рассечение на правой брови, а на левом виске огромная гематома, которой я не дал распространиться. Почти каждый раунд врач осматривала гематому и следила за каждым моим действием. Если бы у нее возникли сомнения, бой пришлось бы остановить.

И третий случай — бой-реванш Василия Лепихина и Марка Чимидова. Тогда у Василия была гигантская гематома. Это, пожалуй, самые сложные случаи в моей карьере.

— Были моменты, когда отказывались обслуживать бой?

— Когда-то я отказывался от боя из-за выбора между боксерами. Со многими я уже работал, и многие стали моими друзьями. Были ситуации, когда дрался друг, а я работал в противоположном углу. Но сейчас все стали большими профессионалами, и эти вопросы даже не обсуждаются. Никаких обид нет. А на постсоветском пространстве я один раз работал между нашими боксерами, которые были непримиримыми врагами, это было непросто.

Вытащил тейпы Пакьяо из мусорного ведра, а через десять лет открыл свою школу катманов, изображение №3

 

Фото - RCC Boxing Promotions

 

— Часто бывает так, что катмен работает со спортсменом во время подготовки. Обычно это принято в боксе. Есть разница между работой в лагере и в поединке?

— Катмен не всегда тот человек, который работает в лагере у спортсмена. Катмен должен быть человеком с боевым опытом, потому что боевая тейпировка очень сильно отличается от тренировочной. Как-то я смотрел, как делают руки Джошуа в бою с Поветкиным. Его тейпировали почти час, и это делал его тренер. Хотя профессионалу нужно тридцать пять минут со всеми отвлечениями.

Вытащил тейпы Пакьяо из мусорного ведра, а через десять лет открыл свою школу катманов, изображение №4

 

Фото - личная страница Дмитрия Лучникова в Вконтакте

 

— С чего все началось?

— Я заинтересовался этой тематикой около 15 лет назад. В детстве я занимался в боксерском клубе, где тренировался Гриша Дрозд. Там мы с ним познакомились, а потом уже встретились на одном боксерском турнире в московском клубе. В общем, на ринге был один боксер, голова которого просто обливалась кровью, а его тренер просто подтирал полотенцем травму. Дрозд тогда уже выступал в Германии. Тогда мы обсудили, что существуют специалисты, которые чем-то замазывают такие травмы. И вот от него я и услышал впервые слово «катмен». Можно сказать, что Гриша меня вдохновил на то, чтобы заняться этой специальностью.

Вытащил тейпы Пакьяо из мусорного ведра, а через десять лет открыл свою школу катманов, изображение №5

 

— Получается, вы первый катмен в России. Где учились?

 

— В интернете не было статей на эту тему даже на английском языке. Даже в Европе не было людей, которые профессионально делали эту работу. Некого было спросить. Никто профессионально не зарабатывал себе этим на жизнь. Я по всему миру собирал разные способы тейпирования.

— Что значит «собирал»? Следили за работой катменов во время турниров?

— Я был на Филиппинах на конвенции WBC и познакомился с молодым боксером Мэнни Пакьяо. Потом в баре я подружился и с его доктором, а после боя я увидел, как срезали его тейп и выбросили в ведро. В этом ведре не было ничего, кроме этого тейпа, и я его забрал в номер и там раскладывал. После этого боксеры постоянно привозили мне свои срезанные тейпы. Еще я работал с Фредди Роучем, он мне тоже очень помог.

— Сейчас у вас своя школа. Как к этому пришли?

— Только после десяти лет практики я показал работу своему товарищу. Потом видео выложил в соцсети, как учу тейпированию пожарных. Мне начали писать с просьбой научить, показать. И вот так постепенно открылась моя школа. Ко мне прилетали люди из разных стран.

— На какой заработок можно рассчитывать в этой профессии?

— Могу сказать, что начинающий катмен должен по-настоящему любить это дело. Не надо надеяться, что в первые годы ты будешь зарабатывать какие-то деньги. Скажем так, 100 долларов за вечер — это уже хорошо. Первые три года я только вкладывал в эту сферу, при этом я всегда работал на параллельных работах.

— Вернемся к Дрозду. Обслуживали его бои?

— Через несколько лет после встречи я оказался в его углу. Бой был за его первый титул, и у него было множество рассечений. Тогда я помог ему, так что гештальт был закрыт.

Отметим, что Дмитрий Лучников постоянно работает на турнирах RCC по боксу и ММА, а также проводил семинары для уральских специалистов.

Партнёры РМК Боксинг Промоушенс

{{{modalVideo}}}
{{modalTitle}}
{{{modalAnounce}}}
Поделиться с друзьями: